Дети и родители Блокадного Ленинграда — испытание голодом

Дети и родители Блокадного Ленинграда — испытание голодом 1

Чем больше времени проходит, тем меньше мы, новые поколения, осознаём произошедшее.

И все же все ещё жива память. По большей степени благодаря тем, кто записывает воспоминания своих дедушек и бабушек.

Есть замечательная «Блокадная книга» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. В ней собраны сотни историй того непростого времени.

Врач рассказывает:

Привезли двух детей, брата и сестру, года по 3-4, только разговаривать начали. Соня и Серёжа звали деток.

Родители передали им три печеньки и две конфетки. Дети поровну делят гостинцы, и одну печеньку пополам.

Дети и родители Блокадного Ленинграда — испытание голодом 2

Мальчик бережно собирает крошки и протягивает сестренке, но та отводит его руку: «Ты кушай, Сережа, мальчикам тяжелее».

И это в 3-4 года! Что пришлось пережить этим детям! Позже девочку забрали, мальчик пока ещё оставался в больнице. О дальнейшей их судьбе ничего не известно…

Или другая история. О материнской любви и голоде, так сказать.

Была у нас сотрудница. Одна воспитывала сына, Игорька. Очень красивый был мальчик. Любила она его, не передать. Опекала.

Как-то даже обратилась ко мне: «Ирина Васильевна, вы своим детям козье молоко берите, я своего Иорешку только им и отпаиваю».

И вот настали совсем тяжелые дни. Иду как-то по проспекту. Смотрю, мальчик — худющий, еле двигается.

— Игорек, ты ли это?

— Я, Ирина Васильевна, — отзывается практически неподвижный ребёнок.

— Ты чего здесь? Мама где?

— Она меня выгнала, Ирина Васильевна. Я свои карточки потерял. Сказала, хлеба грамма не даст — и выгнала. Но я ее не виню, Ирина Васильевна.

Еле я дотянула Игорька на наш пятый этаж. Мои то дети ещё в садик ходили, как-то ещё держались.

Мой мальчик посмотрел на него, да так тихо мне: «Мам, дай ему, что я с садика принёс. Я не голодный».

Дети и родители Блокадного Ленинграда — испытание голодом 3

Покормила Игорька, чем было и пошли мы с ним к его матери. В комнате, заваленной вещами и бумагами, лежала совершенно непохожая на себя женщина.

Только увидела Игорька, да как закричит: « Уходи, куска хлеба не дам!».

Хотела я мальчика к себе забрать, ведь школа скоро, там паёк, как-нибудь бы продержались, но он с мамой остался.

А скоро я узнала, что его не стало. Позже встретилась я с его матерью. Окрепшей и вроде цветущей женщиной.

Но как увидела меня, со слезами бросилась: «Что я наделала?! Нет жизни мне теперь. Только о нем и думаю».

А вскоре узнала, что и сама она из жизни ушла, не справилась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *