Вздорная и меркантильная любовница Николая II — Матильда Кшесинская

Матильда Кшесинская 1

Матильда Мария Феликсовна Кшесинская была второй Примой-балериной Ассолюта Императорского театра.  Она родилась 31 августа 1872 г. в Санкт-Петербурге в польской семье, происходившей из династии художников — ее отцом был знаменитый польский танцор главных ролей Феликс Кшесинский.  Ее брат Иосиф Кшесинский и сестра Юлия Кшесинская также были танцорами Императорского балета.

В трехлетнем возрасте юная Матильда Кшесинская уже проявила любовь к танцам, и отец часто брал ее на спектакли в Императорский театр.  В 1880 году, когда ей было восемь лет, Кшесинскую приняли в Императорское хореографическое училище, где она обучалась у Льва Иванова, Екатерины Вазем, Кристиана Йоханссона и Энрико Чеккетти.  

После окончания училища в 1890 году она присоединилась к Императорскому балету и дебютировала в балетном дивертисменте, в котором участвовала Императорская семья.  Первые годы карьеры Кшесинской были очень успешными;  в 1892 году она сменила Карлотту Брианцу в двойной роли Мариетты / Драгиниацы в трехактном балете Петипа и Минкуса «Калкабрино».  

16 января 1893 г. Матильда Кшесинская дебютировала в роли феи в «Щелкунчике», а две недели спустя, 29 января она дебютировала в роли принцессы Авроры в «Спящей красавице».  В 1894 году она исполнила главную роль Флоры, богини весны в «Пробуждении Флоры».  

В 1896 году Петипа возродил свой балет 1879 года «Млада» для Кшесинской, она дебютировала в партии Лизы в «Филле мал Гарде» и исполнила партию Венеры в «Синей бороде».  С 1898 по 1900 годы она танцевала главные роли принцессы Аспичии в «Дочери фараона», главную роль в «Эсмеральде» и Никию в «Баядерке», все из которых Петипа возродил для нее.

Матильда Кшесинская 2

Любовь к Романовым

Матильда Кшесинская сделала успешную карьеру в Императорском балете, став известной своей выдающейся техникой и драматическим, актерскими способностями.  Однако не только ее карьера сделала ее знаменитой, поскольку она, возможно, была более известна своей жизнью за кулисами, которая была далека от частной и была не чем иным, как скандальной.  

В 1890 году, в возрасте 18 лет, она встретила будущего царя Николая II и утверждает, что ее танец завоевал расположение его отца, царя Александра III, хотя, возможно, царь просто признал ее дочерью Феликса Кшесинского.  Молодая Кшесинская безумно полюбила Наследника российского престола и со временем завела с ним отношения.  

Однако, хотя Николай был очарован молодой балериной и несмотря на то, что Матильда Кшесинская в своих мемуарах настаивала на том, что ее любовь к цесаревичу была взаимной, его чувства к ней были скорее платоническими, чем романтическими.  

Его чувства действительно стали более серьезными, о чем свидетельствуют, по крайней мере, дорогие подарки, которые он осыпал Кшесинской, в том числе особняк на Английском проспекте, 18, который принадлежал Римскому-Корсакову и в который Кшесинская переехала в 1892 году.  Настоящие привязанности царевича всегда были к княгине Аликс Гессенской (будущей царице Александре Федоровне).

 В конце концов интерес Николая к Кшесинской угас, и он окончательно расстался с ней в 1894 году в свете смерти своего отца и когда ему наконец дали разрешение сделать предложение Аликс.  Императорская помолвка была объявлена ​​в апреле 1894 года. Кшесинская была убита горем из-за того, что Николай расстался с ней, и ее отчаяние было нивелировано предложенным ей «урегулированием» в 100 000 рублей и домом на Английском проспекте, где она жила до 1917 года.  

Матильда Кшесинская 3

Кшесинская вскоре вцепилась когтями в другого романовского «покровителя» — великого князя Сергея Михайловича, двоюродного брата царя, с которым у нее завязался давний роман.  Сергей подарил ей роскошную приморскую виллу в Стрельне под Петергофом, потакал каждой ее прихоти и долгие годы оставался ее верным спутником.  

Благодаря этим отношениям Матильда Кшесинская получила прочные связи с Императорским Российским Двором, который она доила до конца своей карьеры и использовала как средство для достижения желаемого.  

Несмотря на артистический талант, успехом в своей карьере она во многом обязана Российскому императорскому двору, в том числе успешное исполнение ролей принцессы Авроры и феи сахарной сливы, а также ее повышение до ранга Прима-балерины Ассолюта.  

Петипа присвоил это звание Пиерине Леньяни, которую он и многие другие считали лучшей балериной, что, по общему мнению, сделало Кшесинскую еще более ревнивой и обиженной на своего итальянского коллегу, поскольку она согласилась ни на что иное, как на то, чтобы быть вершиной Имперской империи.  Балет.  

Когда Петипа не присвоил ей звание, Кшесинская обратилась в Императорский российский суд за его получением, и ее апелляция была удовлетворена.  В 1896 году она стала второй и первой русской балериной, которая стала прима-балериной Ассолюта, что не понравилось Петипа, поскольку с ним не посоветовались по этому поводу.

В 1900 году Кшесинская познакомилась и полюбила великого князя Андрея Владимировича, еще одного двоюродного брата царя Николая II, который был на семь лет моложе ее и позже стал ее мужем.  Несмотря на то, что все еще состояли в отношениях с великим князем Сергеем Михайловичем, Кшесинская и Андрей стали любовниками, и двоюродные братья жили с одной женщиной более десяти лет, что добавило скандала к печально известной любовной жизни балерины и обострило отношения между двумя великими князьями. 

Матильда Кшесинская 4

1 июля 1902 года Кшесинская родила сына Владимира (по прозвищу Вова), которого назвали в честь отца Андрея, великого князя Владимира Александровича.  Однако это только усложнило дело, поскольку и Андрей, и Сергей были уверены, что они отец мальчика.  Кшесинская и Андрей утверждали, что он был отцом Вовы, хотя в свидетельстве о рождении указан Сергей как отец.  Кшесинская обратилась к вопросу об отцовстве сына в своих мемуарах:

Я боялся объяснений, которые мне пришлось бы получить с великим герцогом Сержем, когда я выздоровею, потому что, хотя я был полон моей любви к Андре и моему сыну, в моем счастье я не переставал страдать от мысли о великой боли и ужасе.  и совершенно незаслуженный удар, который я только что нанес ему.  

Мое страдание было еще сильнее, потому что прошлой зимой, когда он ухаживал за молодой и красивой великой княгиней, я просил его положить конец этой идиллии, чтобы оборвать сплетни, которые, как мне показалось, были особенно неприятны, спровоцированные слухами.  их возможного брака.  Мои мысли были только о моей любви к Андре, и я тогда не задумывался, насколько виноват я перед великим князем Сергеем Михайловичем.

Однако его отношение было трогательным и немного успокоило меня.  Серж точно знал, что он не был отцом ребенка, но он любил меня и так привязался ко мне, что все прощал мне.  Что бы ни случилось, сказал он мне, он будет поддерживать меня как верный друг, чувствуя, что я нуждаюсь в его преданности и защите.

Этот разговор принес мне облегчение, но я все еще переживал из-за случившегося.

Мы решили назвать нашего сына Владимиром в честь великого князя Владимира, отца Андре.  — Танцы в Петербурге: Воспоминания Матильды Кшесинской (с.89):

Даже сейчас, несмотря на настойчивость Кшесинской, отцовство Вовы остается неясным, но многие источники согласны с тем, что великий князь Андрей Владимирович был его отцом, поскольку Вова был похож на него, хотя даже Вова сказал, что никогда не был уверен, кто его отец.  

Вова вырос, избалованный родителями, и у него никогда не было самостоятельной жизни.  У Кшесинской также была большая коллекция ценных драгоценностей, некоторые из которых были подарками членов Императорской семьи, и она носила эти драгоценности во многих своих ролях, даже вшивая некоторые из них в свои костюмы.  Одним из таких предметов из этой коллекции было ценное бриллиантовое колье, которое она носила в таких ролях, как принцесса Аспичия и Флора (как видно на фотографиях выше).  

Несмотря на ее отношения с двумя великими князьями, в какой-то момент Кшесинская изменила им обоим, когда у нее был роман с премьер-министром танца Пьером Владимировым.  Андрей вызвал Владимирова на дуэль и выстрелил ему в нос;  Владимиров выжил, и его роман с Кшесинской закончился.

Матильда Кшесинская 5

Плохая репутация Матильды Кшесинской в театре

В то время как Кшесинскую хвалили за ее чудесные танцевальные способности terre á terre и драматические способности, мнения о ней как о личности сильно разделились — одни вспоминали ее с любовью, другие — нет.  

Кшесинская могла быть с некоторыми добра и обаятельна, например, она была очень добра к Тамаре Карсавиной и Вацлаву Нижинскому.  Однако в ее натуре была гордая и злобная сторона, которая делала ее непопулярной среди других.  

Для некоторых, особенно для ее соперников, она была совершенно безжалостной и была известна бесчисленными махинациями, которые совершила, чтобы повысить свое положение в Имперском театре и добиться своего.  

Одним из таких махинаций было то, что Матильда Кшесинская отказывалась делиться своими ролями с соперниками, которые были столь же достойны их, как и она, и часто использовала свои связи с Императорским театром, чтобы получить ведущую роль в премьерах новых балетов или постановок, даже если  роль специально для нее не ставилась.  

У нее был ряд односторонних соперничеств с некоторыми балеринами, в том числе Пьериной Леньяни, Ольгой Преображенской и Верой Трефиловой.  Это соперничество в конечном итоге привело к тому, что Леньяни и Трефилова ушли из Императорского балета.  

Сам Петипа полностью презирал Кшесинскую, о чем свидетельствуют несколько его дневниковых записей, в которых он называет ее «тухлой», «злобной» и «мерзкой свиньей» и даже продолжает говорить, что критик Сергей Худов должен был ее побить, а не похвалить. 

Матильда Кшесинская 8

Много раз в своих мемуарах Кшесинская изображает себя в очень ярком и даже героическом свете как личность с такими заявлениями, что она «передала» свои роли другим танцорам, таким как Ольга Преображенская и Анна Павлова, и что она сыграла важную роль в карьерном взлете Павловой.  Однако это явно попытка переписать историю, поскольку другие источники оспаривают эти утверждения.  

Так, по словам Брониславы Нижинской, в Императорских театрах все знали, что Кшесинская очень ревновала к Преображенской и ее главным ролям.  В своих мемуарах полковник Владимир Теляковский пишет о театральной легенде, которая гласит, что в 1905 году Кшесинская пыталась саботировать дебют Преображенской в ​​роли Лизы в La Fille mal gardée, подкупив одного из рабочих сцены, чтобы тот выпустил цыплят на сцену во время выступления Преображенской в ​​пьесе.

Однако, к огорчению Кшесинской, эта схема имела неприятные последствия, поскольку Преображенская успешно от начала до конца танцевала свою вариацию, как ни в чем не бывало, и получила бурные аплодисменты публики.  Что касается взлета карьеры Анны Павловой, Кшесинская пишет в своих мемуарах следующие утверждения:

Теперь, когда я больше не могла танцевать (из-за беременности), я решила передать свой балет «Баядерка» Анне Павловой.  Мы были в прекрасных отношениях, и Анна часто приходила ко мне домой.  Ей очень нравилось веселиться, и особенно любила компания великого князя Бориса Владимировича, который называл ее «мой ангел». 

Матильда Кшесинская 9

Она была замечена и хвалилась публикой и критиками с тех пор, как окончила хореографическое училище в 1899 году. Со своей стороны, увидев в ней начало большого таланта, я предсказал ей блестящее будущее.  Но Петипа сначала отказался отдать ей этот балет, который он создал для меня, и мне пришлось долго настаивать, прежде чем он уступит. 

Матильда Кшесинская писала: «Чтобы помочь Павловой, я репетировала с ней «Баядерку» от начала до конца, несмотря на состояние моего здоровья.  Еще она работала над балетом с Е.П. Соколовой, которая танцевала его задолго до меня.»

В интервью журналисту после спектакля Павлова упомянула только Е.П. Соколову и совершенно забыла обо мне.  Я слишком хорошо знал Анну Павлову, чтобы не быть уверенным в том, что эта «потеря памяти» может быть связана с людьми, которые пытались испортить наши отношения, в частности, с наиболее влиятельным в то время журналистом, внешне приятным и вежливым, но способным  худшей подлости.  

Меня очень задела эта несправедливость Павловой, тем более, что я помогал ей с первых шагов на сцене всеми доступными мне средствами.  Но такое случается, и, несмотря на некоторые потрясения такого рода, мои отношения с танцорами в целом оставались прекрасными — Танцы в Петербурге: Воспоминания Матильды Кшесинской (с. 87).

Однако, как подтверждают другие источники, включая биографию Павловой, эти утверждения ложны.  На самом деле Кшесинская не сыграла никакой роли в восхождении Павловой к славе, она не была в «прекрасных отношениях» с молодой балериной, и не благодаря ее щедрости Павлова была выбрана на роль Никии. 

Именно Петипа заметил потенциал Павловой, когда она была студенткой, и обеспечил начало и взлет ее карьеры.  Он также не отказался принять ее на роль Никии, и не нужно было уговаривать Кшесинской или кого-либо еще, чтобы дать ей эту роль.  Не хотела, чтобы Павлова танцевала Никию, была Кшесинская.  На самом деле произошло то, что Кшесинская вернулась из отпуска, беременная сыном, и была возмущена, обнаружив, что «ее роль» была отдана более молодой танцовщице, а также, очевидно, была убеждена, что Павлова не справится с этой ролью, но ее было мало.  мог с этим поделать.  

Что касается ее утверждений о том, что она специально тренировала Павлову, на самом деле Кшесинская только давала молодой балерине несколько советов для роли и одновременно устраивала спектакль о ее беременности, следя за тем, чтобы близкие ей люди всегда присутствовали, чтобы сообщить прессе о ее «щедрости».  Собственно, Павлову на роль Никии тренировал Петипа, а еще ее репетировала Евгения Соколова.

Кшесинская также пишет в своих мемуарах, что Михаил Фокин «любил ее и высоко ценил ее».  На самом же деле, как и Петипа до него, Фокин очень ненавидел Кшесинскую и объявил ее своим «заклятым врагом», поскольку она представляла в виртуозной технике все, что он считал пошлым.  Единственный раз, когда он упоминает ее в своих мемуарах, — это когда он объясняет, что отказался позволить ей носить ее собственные драгоценности в любом из своих балетов.  Фокин даже зашел так далеко, что пренебрежительно отозвался о Кшесинской в ​​своем балете «Петрушка», в котором он использовал ее как объект для роли Уличной танцовщицы, как объясняет в своих мемуарах создательница роли Бронислава Нижинская:

«Что ж, Бронислава Фоминичная, что мне сесть?  Уличная танцовщица — акробат.  Вы знаете какие-нибудь уловки?  Можете ли вы сделать шпагат и кружиться на одной ноге, удерживая другую ногу высоко в воздухе? ​​»

Мне захотелось пошутить, и я ответил: «Если, Михаил Михайлович, вы хотите увидеть акробата, то я буду танцевать под балетную коду из балета« Талисман»».

Я начал подражать Матильде Кшесинской, ее кабриолам и ее релеве на ногах из последнего акта «Талисмана», кода, который всегда сопровождался бурными аплодисментами в Марьинском.

«Это прекрасно, это именно то, что нужно», — засмеялся Фокин — Бронислава Нижинская: «Ранние воспоминания» (с. 363)

Фактически, Кшесинскую, казалось бы, высмеивали в двух других балетах до «Петрушки» Фокина.  В 1896 году Петипа, казалось, пренебрежительно отозвался о ней в «Жемчужине», назвав ее персонажа «Желтой жемчужиной», потому что желтого жемчуга не существует, если цвет белого жемчуга не потускнеет с возрастом, и жемчуг больше не будет ценным.  

Одним словом, Петипа, кажется, намеренно представил одну из своих балерин, которую он полностью презирал как дурную жемчужину балета.  В 1903 году Николай и Сергей Легаты поставили хореографию и поставили собственную версию «Куклы-феи» Йозефа Байера, а Кшесинская станцевала главную роль в премьере.  Именно для этой версии была создана знаменитая сказочная кукла Pas de trois, музыку которой написал Риккардо Дриго. 

Петипа утверждал, что это па-де-труа было игрой в скандальной любовной жизни Кшесинской, поскольку по сценарию за куклой-феей ухаживают два Пьеро, точно так же, как за Кшесинской одновременно ухаживали два великих князя в то время.  Кшесинская ушла из балета вскоре после премьеры, что, как далее утверждал Петипа, не было случайностью.

Несмотря на большую неприязнь Петипа к Кшесинской как личности, он очень уважал ее как танцовщицу, создал для нее несколько ролей и возродил старые работы.  Однако Кшесинская никогда не была полностью удовлетворена своим репертуаром, так как ей хотелось создать больше новых главных ролей и вариаций, чем того номера, который она создала.  

Однако многие из новых ведущих ролей и вариаций в репертуаре Императорского балета были созданы такими, как Леньяни и Преображенская.  Кшесинской пришлось довольствоваться тем, что ей давали, хотя позже она использовала свои связи с Императорским двором, чтобы узурпировать нестандартные роли и вариации других балерин, особенно Леньяни.  

Матильда Кшесинская 10

Например, в своих мемуарах она утверждает, что «унаследовала» главную роль в Ла Камарго от Леньяни после ее отъезда в 1901 году, но на самом деле Кшесинская использовала свои связи с Императорским двором, чтобы узурпировать роль всего через три месяца после отъезда Леньяни, к большому шоку петербургских балетоманов.

Кшесинская впервые появилась на Западе в феврале 1895 года, когда Рауль Гинзберг пригласил ее танцевать в Театре Казино в Монте-Карло.  К ней присоединились ее брат Иосиф, Ольга Преображенская, Альфред Бекефи и Георгий Кякшт.  Четыре месяца спустя она поехала в Варшаву со своим отцом Феликсом, Бекефи и одним из братьев Легатов, где она классно станцевала мазурку со своим отцом, которого по праву называли «Королем Мазурки».  

В 1911 году Кшесинскую пригласили танцевать с Русскими балетами Сергея Дягилева в Лондоне, Вене и Монте-Карло, в которых она танцевала в различных произведениях, включая два акта Лебединого озера, Grand Pas de deux из «Спящей красавицы» и Le Spectre de.  la Rose с Вацлавом Нижинским.

1917 революция

Кшесинская жила очаровательной жизнью, будучи одним из великих артистов Императорского балета и одним из высших представителей русского аристократического общества, но вскоре все изменилось к худшему.  

Начало русской революции в 1917 году сильно повлияло на Кшесинскую.  Она потеряла свой дом из-за большевиков, потеряла много своего имущества и оставалась без крова на шесть месяцев.  Именно с балкона ее дома лидер большевиков Владимир Ленин обратился к революционной толпе после своего возвращения из ссылки.  26 июля 1918 г. 

Кшесинская бежала из Санкт-Петербурга с сыном в курортный город Кисловодск на Северном Кавказе, где они воссоединились с великим князем Андреем, служившим во время Первой мировой войны.  Они поселились там с друзьями и членами семьи на два года, но присутствие большевиков усложнило жизнь, пока они не были изгнаны из региона кавказской армией.  Однако к тому времени Россия уже не была в безопасности и больше не была страной, которой была раньше.  Когда Белая армия больше не могла сдерживать большевиков, как и многие другие, Кшесинская признала, что единственный выход — уйти в ссылку.

Матильда Кшесинская 7

Жизнь в изгнании

Матильда Кшесинская покинула Россию 3 марта (19 февраля) 1920 года вместе с Андреем и Вовой, чтобы больше никогда не возвращаться в страну.  Они сбежали в Западную Европу, прибыли в Венецию 23 марта, а оттуда отправились на Кап-д’Ай во Франции, где Кшесинская владела виллой под названием «Алам». 

30 января 1921 года Матильда Кшесинская и великий князь Андрей Владимирович обвенчались простым обрядом в Русской православной церкви в Каннах.  Замужеством старший брат ее мужа, великий князь Кирилл Владимирович пожаловал ей титул «Ее Светлость, княгиня Мария Романовская-Красинская».  

Именно здесь Андрей официально признал Вову своим сыном, а юноша получил титул «Его Светлость князь Владимир Романовский-Красинский».  Кшесинская была воспитана католичкой, но 19 декабря 1925 года обратилась в Русскую православную церковь.

В первые годы жизни Кшесинской в ​​изгнании она и Андрей были в лучшем экономическом положении, чем другие бежавшие из России члены семьи Романовых.  Однако вскоре пара столкнулась с финансовыми трудностями, вызванными их пристрастием к азартным играм.  Кшесинская растратила оставшиеся у них деньги и то, что ей удалось сохранить из своей коллекции ценных драгоценностей, включая бриллиантовое колье, в казино в Монте-Карло.  Впоследствии, 4 февраля 1929 года, Кшесинская и Андрей продали свою виллу в Кап-д’Ай и переехали в Париж, где она открыла новую балетную школу, чтобы обеспечить свою семью.  Среди ее учеников были Татьяна Рябучинская, дама Алисия Маркова, дама Марго Фонтейн, Андре Эглевский, Тамара Туманова и Морис Бежар.

Матильда Кшесинская 6

Матильда Кшесинская в последний раз появилась на сцене 14 июля 1936 года в возрасте 64 лет, когда она вышла из пенсии, чтобы выступить на благотворительном мероприятии в Ковент-Гарден в Лондоне.  Для этого выступления она исполнила Русский танец, который много раз исполняла в России;  в последний раз она исполняла его для царя Николая II и его семьи в Красном Селе накануне Первой мировой войны.

30 октября 1956 года Кшесинская понесла страшный удар, когда великий князь Андрей Владимирович внезапно скончался в возрасте 77 лет после периода борьбы с ослабленным здоровьем.  После смерти мужа она столкнулась с финансовыми трудностями, которые сильно отличали ее жизнь от ее прежнего роскошного образа жизни;  Прима-балерина, которая когда-то была влиятельным членом русского аристократического общества, прожила свои последние годы в бедности.

Матильда Кшесинская умерла 6 декабря 1971 года в возрасте 99 лет, за восемь месяцев до своего 100-летия.  Она похоронена на Русском православном кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа, Париж, вместе с мужем и сыном: Вова никогда не был женат, не имел детей и умер через три года после своей матери 23 апреля 1974 года в возрасте 72 лет.  

бывший особняк в Санкт-Петербурге ныне Государственный музей политической истории России.  Хотя внешний вид не изменился, сохранились только части первоначального интерьера особняка, а самая большая сохранившаяся часть используется как Кчесинский музей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *